Алексей Ефимов. Писатель, Поэт, Личность.


Главная

Проза

Поэзия

Ссылки

Блог

 

БЕЗДНА

 

Мнение автора по разным вопросам, включая религию, может отличаться от мнения читателя. Если читатель опасается, что автор заденет его чувства, и хочет избежать этого, рекомендуется воздержаться от чтения.

 

 

Часть вторая

 

Глава 8

 

Празднование юбилея Михаила Борисовича Казакова, директора школы, прошло апогей. То есть длинные речи кончились, а водка еще нет. В проспиртованном полумраке школьной столовой, среди бутылок и остатков закуски, группки хмельных педагогов душевно общались, пили и ели, а кто-то дремал. Стараясь в меру своих сил, старенький музыкальный центр «Айва» драл глотку на подоконнике. Сладковатые вино-водочные пары невидимыми волнами выкатывались в коридор.

Михаил Борисович сделал все в лучшем виде, с душой и размахом. Всего было много, не переесть, не перепить. Взрослое население школы всю неделю жило в предвкушении, и результат превзошел ожидания. Были такие, кто подумал о том, не запускает ли шеф руку в школьный карман, не приворовывает ли – но они предусмотрительно промолчали. Их бы не поняли. Чтобы Михаил Борисович – и вор? У него три взрослых сына, неужто не скинулись папе на праздник?

Девятнадцатое октября. Пятница.

Весь день было много улыбок: в коридорах, в кабинетах, в учительской, – и никому не хотелось работать. Михаил Борисович был в центре внимания. Энергичный и жизнерадостный, в костюме и белой рубашке, он принимал поздравления и подарки, и для каждого у него было теплое слово, каждому он был рад.

Ему шестьдесят, а ведь совсем недавно праздновали полтинник. Это было словно вчера, он прекрасно помнит тот день: что ели и пили, что говорили, что он чувствовал, – не верится, что прошло десять лет. Пугает скорость, с которой летит жизнь. Сколько таких отрезков отмерено? Совсем немного, не больше восьми-девяти, и второго подхода не будет. Ну что ж, се ля ви. Это ведь не повод для грусти, да? Это естественный ход вещей, и его не изменишь, даже если очень сильно захочешь. Поэтому лучше не думай об этом, а радуйся жизни, пока она есть.

Взгляните: сегодня даже Анна Эдуардовна преобразилась – сменила коричневое старушечье платье на более свежее серое и смягчила колючий взгляд своих маленьких глаз за циклопическими очками. А еще она поздоровалась с Сергеем Ивановичем, чего не было со времени той памятной пасхальной дискуссии в учительской, закончившейся скандалом. Делая вид, что он всего лишь бесплотный призрак, она игнорировала его полгода, а ему было все равно, даже весело. Сегодня она прозрела. О, чудо! «Добрый день, Сергей Иванович». – «Добрый день, Анна Эдуардовна». Бабушка соскучилась по прежней остроте отношений? Игнорирование приелось?

Он обернулся и проводил ее взглядом. Убогая и несчастная. Мужа нет. Детей нет. В ее теле мумии едва теплится жалкая жизнь.

Бог с ней.

Он спешит к Лене. У него есть немного времени до звонка на первый урок, и он хочет с ней встретиться. Какая она сегодня? Порадует ли его своей особенной праздничной красотой? Оценит ли его обновки? Он ведь сегодня тоже красавчик. Позавчера были куплены темно-серый костюм в полоску (отечественный, но хорошего качества), две рубашки (сегодня он в белой) и три галстука. К слову сказать, в тот же день Оля выбросила в мусорку его старый костюм – несмотря на его возражения, не особенно, впрочем, бурные в этот раз. В душе он знал, что она права: она избавила его от всякой возможности одеться в старое и противиться новому и прогрессивному.

Через минуту он встретится с Леной. Он немного волнуется. Он приглаживает волосы, трогает галстук и пряжку ремня: по центру, не съехали? – и думает о том, что и как скажет. У него есть задание от школьной общественности: склонить Лену к тому, чтобы она солировала при исполнении «Happy birthday to you» для Михаила Борисовича. Он почти уверен в том, что она не откажется. Согласно сценарию она начинает петь, очаровывая директора своим бархатным голосом, а после этого мелодию подхватывают все (ну или почти все). Штаубы-проскуряковы конечно скривятся и будут глядеть с усмешками, но это их личное дело и их мнение никого не волнует.

Он открывает дверь и спускается в амфитеатр, в святая святых своей музы.

Она здесь и рада его видеть.

– Приветик!

– Привет!

Светло-сиреневый брючный костюм, белая водолазка, цепочка из золота с маленьким кулоном в виде сердца, туфли на шпильке, и – улыбка. Ему. В левой руке у ее каменная ископаемая тряпка, а в правой – древний кувшин для полива зелени, желтый от времени и без капли влаги.

– Классно выглядишь! – это ему комплимент, он его ждал.

– Ты тоже.

– Спасибо.

Он осмотрелся. Нет никого в классе, хотя до звонка пять минут.

– Представляешь, Анна Эдуардовна со мной поздоровалась! – он поделился новостью.

– Да ты что!

– Да.

– Ты Михаила Борисовича видел?

– Еще нет. А ты?

– И я.

– У меня есть к тебе предложение от коллектива, от которого ты вряд ли откажешься. – Он решил не откладывать дело в долгий ящик. – Как ты смотришь на то, чтобы спеть для Михаила Борисовича «Happy birthday»? Вечером. Ты начинаешь, а мы подхватываем. Happy birthday to you! Happy birthday to you!

Он ужасно фальшивил.

Она улыбнулась.

– Я не Мэрилин Монро.

– Ну так как?

– Кто автор идеи?

– Она коллективная.

Лена смотрела на него с подозрением.

– Что-то мне подсказывает... Было дело?

Он замялся.

– Тогда будем петь вместе.

– Ты слышала, как я пою?

– Это не важно.

Она улыбнулась.

Они смотрели друг другу в глаза.

Что он видел в ее глазах? Что хотел в них увидеть? А она? Что видела?

«Может быть, я влюблен?»

Эта мысль не удивила его и не шокировала; напротив, стало как-то радостно и легко. Но через мгновение выплыл вопрос: «Что теперь будешь делать? Знаешь?»

Он не знал.

Он только чувствовал, что отныне все будет иначе. Мир изменился, и время покажет, как в нем жить. Не сейчас. Сейчас нет будущего, есть лишь настоящее. Только один миг.

– По-моему, Михаилу Борисовичу будет намного приятней, если я воздержусь от пения, – сказал он после неловкой паузы.

Она улыбнулась:

– Зато будет весело.

Он не успел ничего сказать.

Класс вдруг ожил. В него с визгом влетели две девочки, а следом за ними – два мальчика, с громкими воинственными криками и топотом. Они гнались за женщинами, как того требовала природа.

Лена вмешалась:

– Леша, Ваня, ну-ка, что это? –

И сразу все стихло.

Мальчики присмирели. Первый был маленький и худой, а второй крупный. Оба учились не ахти как, в районе тройки, но зато им не было равных в том, что касалось шалостей и в вызовов родителей в школу.

Девочки сели на первом ряду, а мальчики молча пошли вверх, на последний. С каким удовольствием они дали бы волю рукам, аж чешутся! – но они сдерживались и только мрачно глядели на девочек. Смейтесь, смейтесь! После урока с вами сквитаемся!

Лена решила, что пара внушений будет не лишней:

– Леша, предупреждаю тебя в последний раз: вызову родителей. Иван Дмитриевич, вас это тоже касается. Сергей Иванович, обратите, пожалуйста, внимание на двух юных гениев и поспрашивайте их побольше.

– Конечно, Елена Дмитриевна, с удовольствием.

– Они первые! Что вы сразу на нас? – Леша попробовал было оправдываться, но, встретившись взглядом с учителем русского, понял, что лучше не надо. Надувшись, он с обиженным видом сел за парту. Рядом с ним сел Иван Дмитриевич.

Между тем Лена вернулась к прерванному разговору:

– Спасибо, Сережа, за идею, – сказала она с иронией. – Я, конечно, спою, но месть моя будет ужасна. Тебе страшно?

– Дрожу от ужаса! И весь в предвкушении!

В класс вошли еще трое девочек и два мальчика, на этот раз мирно.

– Доброе утро! – Лена поздоровалась с ними.

– Здравствуйте, Елена Владимировна.

– Здрасте.

Она бросила взгляд на часы:

– Звонок через три минуты. Леша, Ваня! – она обратилась к проштрафившимся с галерки. – Если намочите тряпку и нальете воды в кувшин, и сделаете все быстро, то я вас прощу, так и быть.

Те неохотно встали, Они пошли медленно, с выпячиваемой важностью, с таким видом, что они, в общем-то, не считают себя виноватыми и просто делают ей одолжение. Леша взял без энтузиазма графин, Ваня – каменную тряпку, и оба вышли, так же медленно и вразвалочку.

– Деятели, – сказала Лена с улыбкой. – Ваня, кстати, неплохо поет, у него есть голос и слух. Правда, он прикалывается и специально фальшивит, чтобы все смеялись и я не ставила пять. Ему бы в музыкальную школу, но он не хочет, а его родителям не до этого, они пьют.

– Скорее всего он выучится на маляра или сантехника и тоже будет пить. Хотя – всякое может быть. Многие известные рок-музыканты – я бы сказал, большинство – не заканчивали музыкальных школ и не были паиньками и отличниками.

– Это да. Светочка, доброе утро! – Она улыбнулась маленькой рыжей девочке с розовым ранцем.

– Здравствуйте, Елена Владимировна.

– Доброе утро, – сказал он.

Он бросил взгляд на часы:

– Я пойду. Вечером еще встретимся за чашечкой чая. А ты пока репетируй, – прибавил он.

– И ты. – Она улыбнулась.

Его коснулись теплые лучики ее солнца.

 

 

 

<< Предыдущая глава Следующая глава >>

 


© Алексей Ефимов, 2013