Алексей Ефимов. Писатель, Поэт, Личность.


Главная

Проза

Поэзия

Ссылки

Блог

 

Стихотворения 1997-1998 гг.

 

              Музыкант

 

Жил музыкант, писал стихи,

Играл на струнах и грехи

Он совершал ежеминутно

В своей каморке под землей.

Ему казалась жизнь занудной,

Ему казалась жизнь петлей.

Но он писал: писал  о горе,

О счастье, радуге и море,

В запоях рифмы находил,

Все ближе к  краю подходил,

Все ближе к славе продвигался,

Потом взлетел  –  и вниз сорвался.

 

                                                      ноябрь 1997 г.

         

                 Противоядие

 

Дождь прошел средь зимней стужи,

Наш народ не удивив:

Обходя большие лужи,

Люди шли, о них забыв.

 

Смена пола, смена власти –

Небольшие пустяки,

Пусть все карты черной масти –

Проиграют дураки.

 

Если вдруг Иисус спустится

Неожиданно с небес,

Наш народ не удивится -

Не в диковинку и бес.

 

Были черти пострашнее,

На чертей иммунитет:

Одевай, что покраснее

И встречайся тет-а-тет.

 

Есть на все противоядье:

На отсутствие воды,

На бомжей и неприглядье,

Непосильные труды,

 

На изменчивость природы:

Бури, грозы, снегопад;

И на власть, где все уроды,

На игру, где ставят мат.

 

Кто-то скажет –  это водка,

Кто-то скажет – наркота,

А иной мигнет – сноровка

Или вовсе – красота.

 

Все, конечно, в чем-то правы ...

Мысль свою скажу я вслух:

Против всей такой отравы

Есть одно – российских дух.

                                       

                                                август 1997 г.

 

День последний в доме милом

Провожу сегодня я,

Завтра буду вновь в постылом

Н-ске городе,  друзья.

 

Отправляться нет охоты

В ночь на первое число.

Жизнь вне дома – вот забота,

Не сказать, что повезло.

 

Между тем, мне там привольно:

Нет родительских оков,

Хоть порой и неспокойно

Вдалеке от берегов.

 

Буря часто налетает

На суденышко мое,

И тоска как червь съедает

Настроенье как гнилье.

 

                                               август 1997 г.

 

 

Что такое вдохновенье?

 

Что такое вдохновенье?

Это ветра дуновенье,

Что приносит нам однажды

Море запахов и сил

Прибавляет, – знает каждый,

Кто когда-нибудь творил.

Из-под палки стих не пишут,

Не рисуют и не ищут

Форм для камня в темноте,

В бездуховной слепоте.

Но как только вдохновенье

Поколдует у ворот,

Краски, рифмы, формы – вот!

Ты, творец, лови мгновенье!

 

                                                  декабрь 1997 г.

 

 

Блестки снега, как бриллианты,

Разбросала мать-природа,

Разбросала миллиарды,

А красавица-погода

Их зажгла тотчас лучами,

Завлекая  миром красок,

Перед нашими очами –

Это зрелище из сказок!

И нельзя не восхититься

Бесконечностью сияний,

Гипнотических мерцаний,

От которых мир кружится!

 

                                          декабрь 1997 г.

 

Я сегодня немного шатаюсь,

Я сегодня немного устал,

Но держать еще в силах бокал,

После долгих трудов расслабляясь.

 

И пусть трезвенник нас убеждает,

Что жизнь лучше без чарки вина,

Я-то знаю, что лучше она,

Если душу вино окрыляет.

 

Мне знакома и горечь похмелья,

Когда крылья камнями висят

И потухший, бессмысленный взгляд -

Отраженье былого веселья.

 

Вмиг сменяются мраком и болью

Жажда творчества, легкий подъем,

Если мы за разгульным застольем

Свыше меры своей перепьем.

 

                                                            декабрь 1997 .

 

Я люблю тебя всем сердцем,

Твои карие глаза:

В них и солнце, и гроза

Могут быть. И губы перцем

Обжигают  душу мне,

Я горю в твоем огне.

 

Руки нежные танцуют,

Обвивая колдовством,

Непонятным волшебством

Обладая, и рисуют

Надо мной любви круги.

Ты поймать их помоги.

 

Ножки стройные пленяют

Взор мой летом и зимой,

Их от прочих глаз укрой,

Пусть меня лишь распаляют

И являются во сне,

Открывая путь весне.

 

О других частичках тела

Не могу я написать,

Вам легко меня понять:

Это тайна, что согрела

Мир дыханием своим

И продлила жизнь живым.

 

Лучше я шепну на ушко,

Моя милая подружка!

 

                                           декабрь 1997 г.

 

Еще не пробили куранты

И брызги шампанского ввысь

Еще не взметнулись, в  честь даты

Фейерверки еще не зажглись,

И новый, молоденький годик

Еще не сменил старика.

Я чувствую, близок негодник:

Стремится к бокалу рука

И елка сверкает огнями,

Повсюду ее аромат;

Она улыбается с нами,

Мы счастливы с нею сто крат.

 

Мы праздничной мыслью овеем

Все то, что ушло навсегда,

О чем иногда сожалеем,

Когда пролетают года.

Мы вспомним секунды, минуты,

Которые нам принесли

Огромную радость и путы

На наших сердцах  пережгли.

Мы вспомним дни скуки, печали,

Когда нас старуха-хандра

Встречала на хлипком причале

И пламя тушила вода.

 

Все это – лишь отзвуки грома

И отблески солнца вокруг,

Все это до боли знакомо

И все повторится, мой друг;

И в этот счастливейший праздник

Как прежде поздравит тебя

Все тот же худой безобразник,

Все так же безумно любя.

 

                                                       декабрь 1997 г.

 

                      Экспресс

 

Мы все – пассажиры ночного экспресса,

Он мчится вперед, отмеряя года,

Влекомый чудовищной силой прогресса

Туда, где еще не бывал никогда.

 

Вот кто-то родился и занял сиденье,

Кому-то пора выходить на перрон.

Есть две остановки: есть смерть и рожденье,

Несется экспресс, за вагоном вагон.

 

Мелькают колеса, судьбу отбивают,

Пронзает Вселенную бешеный жар.

Убийственной гонкой вдвоем заправляют

Господь-машинист и черт-кочегар.

 

                                                                  январь 1998 г.

 

Пустой вокзал обнял меня,

Обнял, прижал к груди;

Суровость мрамора храня,

Сказал: «Вперед иди!»

Я в ночь шагнул – там мрак густел

В зловещей тишине.

Я оглянулся – сотни стрел

Пронзили душу мне.

 

                                                         январь 1998 г.

 

           Безделье

 

Безделье – опасная штука:

Затянет в болото без звука,

И силы, и ум заберет,

Раздавит железную волю,

Трудягу немедля убьет

Хандрой и смертельной тоскою.

 

                                                         февраль 1998 г.

 

            О солнце

 

Солнце, диском золотым

Выплывая на востоке,

Неживому и живым

Шлет приветы, мир – в восторге.

И далекою звездой

Мне представить невозможно

Это солнце над собой,

Что сияет днем погожим,

Дарит щедро жизнь и свет,

Тьму ночную разгоняет,

Миллионы долгих лет

Нашу землю согревает.

                                               январь 1998 г.

 

 

Снег покрылся темной пылью,

Уж пора ему растаять.

Пусть весна, расправив крылья,

В небо ясное взлетает,

Пусть ласкает взоры зелень,

Омывает душу свежесть

И веселый звон капели

Счастьем тянется в безбрежность!

 

                                                          февраль 1998 г.

 

        Ландшафт

 

Крутые склоны сессий

Чернеют позади

В тумане мракобесий.

Но сколько впереди

Значительных препятствий

Коварно срока ждет?

Ошибок и несчастий,

Проблем, потерь, забот

Не избежать в дороге.

Там нет других путей:

Обрывы и пороги –

Ландшафт грядущих дней.            

                                             февраль 1998 г.

Мужское начало

Безумно кричало,

На весь этикет наплевав.

Срывало одежды

Как грубый невежа,

На лоскуты мир разорвав.

 

                                                        март 1998 г.

 

               Титаник

 

“Титаник” в последнюю ночь

Целует холодные воды,

Не в силах судьбу превозмочь.

И долгие, долгие годы

На дне океана герой,

Съедаемый соленой водой,

Потом пролежит, вспоминая,

Как он, свежей краской сияя,

Впервые отправился в путь,

Как люди кругом восхищались:

“Не может такой затонуть!”,

Как люди от счастья смеялись.

Он вспомнит веселье и радость,

Любовь и надежды весны,

И ветра пьянящую сладость,

Увидит кошмарные сны,

Где бьются на мелкие части

Любовь, и надежда, и счастье.

Он вспомнит безумье и стоны,

Взорвавшие   тихую  тьму;

Атлантики черные волны

Сочувственно пели ему,

Разверзнувшись страшной могилой.

И сотни оторванных душ

Взлетели над мертвой равниной –

Кричащих и стонущих душ…

 

                                                      март 1998 г.

 

                    Музыка

 

Мелодия, скорость, прекрасная мощь,

Колонок вибрация,  сладкая дрожь.

Великая сила приносит мне счастье,

Энергию космоса вихрь отдает,

Рыдает гитара, и я в ее власти,

Смеется гитара, гитара поет.

Включаю погромче – взрывается сердце,

Душа улетает в звенящую даль,

И все децибелы, и все килогерцы

Мгновенно снимают усталость, печаль.

Изящно и грозно взлетают аккорды,

Меня поражают сплетения нот,

Мой дух торжествует, свободный и гордый,

В экстазе танцуя у райских ворот.

 

                                                               март 1998 г.

               Время

 

Наше время драгоценно,

Стрелка движется вперед,

Пролетают дни мгновенно,

Кто родился, тот умрет.

Кто потратит жизнь впустую  -

Обозлится на года,

Кто-то сладость поцелуев

Будет чувствовать всегда.

 

                                                  март 1998 г.

 

 

           Горилла

 

Безобразная горилла

Мне надменно говорила,

Что я должен делать, как,

Что я  пень и я дурак.

Волосатою лапищей

С бестолковою силищей

Сотрясала разум мой,

На эмоциях играла

И, качая головой,

Смысл жизни объясняла.

 

                                           апрель 1998 г.

 

Может быть, странно, что в солнечный день

Не вижу я солнце, а вижу лишь тень

И слышу лишь отзвуки грома

Сквозь стены прогнившего дома?

Может быть, странно, что холод ветров,

Потоки дождя, вихри снега

И сладкая, томная нега

Остались вдали – и не вижу я снов?

 

                                                             апрель 1998 г.

 

              Ночь любви

 

Ночь любви для всех влюбленных

Мягко двери приоткрыла,

Мир страстей неутоленных

Внутрь себя рекой впустила.

Море чувств, и слов, и ласки,

Под серебряной луною

Обвенчавшись с тишиною,

Расплескалось, словно в сказке.

Ветер судеб, ветер-вечность,

Лодки хрупкие качая,

Вынес души в бесконечность,

В океан Любовь без края.

 

                                                  апрель 1998 г.

 

 

 

Трава молодая

Под снежным покровом

Лежит умирая,

Лишенная слова,

Лишенная счастья 

И радостей лета -

Под гнетом ненастья 

Бледна и раздета.

 

                                             май 1998 г.

 

 

              Мой дом

 

Где мой дом? – скажите мне.

Он остался в ярком сне,

В бесконечной синей дали,

Дорог сердцу и любим.

Там цветы не увядали,

Там я был совсем другим.

Он остался в прежнем мире

И состарился без нас –

Тех, которые прожили

В нем веселья скорбный час.

 

                                                май 1998 г.

 

Вечереет. Я не пьяный

И не трезвый – так себе,

Интеллекта воин рьяный,

В ночь несусь опять в седле.

Верный всадник и мечтатель –

Полюбуйся же создатель

На дитя воды, огня!

По подобию простому

Попытался ты меня

Воссоздать, но по-иному

Получилось.

 

                                                     июнь 1998 г.

 

Игла вонзается в судьбу,

Вскрывая вену наркомана,

И дарит страшную беду

Желанной струйкою дурмана,

Ломает явь.

                       Кошмарный сон

Подводит к пропасти горящей.

Укол иглы – как сладок он.

Как страшен мир ненастоящий.

           И  притягателен вдвойне.

Как много жертв на той войне…

 

                                                     июль 1998 г.

 

 

Кино – великая затея,

Кино есть сила, мощь и власть;

Актер играет, и, немея,

Наш зритель радуется всласть,

Переживает, ненавидит,

Он даже плачет иногда

И только лишь экран завидит –

Вмиг погружается туда,

Забыв на время о проблемах,

Оставив где-то за спиной

Унылый мир в прогнивших стенах

И созерцая мир иной,

Что создан мыслью человека,

Его способностью творить.

 

Однако хочется нередко

Иных творцов картин убить.

 

                                                  июль 1998 г.

 

Рельсы, шпалы, поезда,

Бесконечная дорога,

Бесконечная езда –

Наш удел, удел от Бога,

Наша мука навсегда.

 

                                                  июль 1998 г.

 

Холостяцкая потеха

Завтра кончится друзья:

Впереди женитьбы веха,

Отступать теперь нельзя.

Ждет нелегкая дорога,

Я готов идти по ней

До последнего порога

С той, единственной моей.

 

                                        7 августа 1998 г.

 

Кольцо золотое

На пальце моем

Сидит как влитое,

Пылая огнем.

И в пламени этом

Я вижу тебя,

Рожденную светом

Прекрасного дня.

 

                                      август 1998 г.

 

Холодный август наступил,

Я чувство радости забыл,

Я так замерз, хочу в тепло,

Погода подло козни строит,

Витает сумрачное зло

И смерть тоскливую готовит.

Весь город белой пеленой

Туман промозглый укрывает.

“Как хорошо расти весной!” –

Листочек желтый вспоминает.

 

                                             август 1998 г.

 

             Собор

 

Собор – святыня гордая:

Кресты на куполах,

Под ними вера строгая

С молитвой на устах.

Здесь место добродетели,

Но, небеса свидетели,

Здесь побывал порок:

Пред самыми иконами

Над вечными законами

Он посмеяться смог.

 

В годины революции

Казнили здесь людей

И кровью резолюции

Во славу тех идей

Писали осквернители

Пред самым алтарем.

Здесь Ужас был  царем

И обходили жители

Подальше божий храм,

Где крест упал к ногам.

 

Бежали годы вечности. 

Назло дурным ветрам

Среди бесчеловечности

Стоял безмолвный храм,

Стоял и ждал прозренья,

Холодный и пустой,

В минуты ослепленья

Разрушенный  толпой.

 

Он ждал, и вот прозревшие

Воздвигли вновь кресты,

Сердца заиндевевшие

Зажглись от красоты.

Народ взглянул восторженно.

Заслышав медный звон,

Дорогой, вновь проложенной,

Шагнул под сень икон.

                                                август 1998 г.

 

Затмения мыслей

Пугающий холод

Вопросом без смысла

Укрыл старый город

И, фразой безумца

Убив все, что было,

Кошмаром трезубца

Воздвиг право силы.

 

                                  октябрь 1998 г.

 

Глаза в глаза, рука в руке,

Давай помчимся налегке,

Взлетев над грешною землей

Повыше, к солнцу, к облакам.

Пусть ждет внизу палач с петлей –

Он не подменит мысли нам.

И наши вольные мечты

Покинут холод беспросветный,

Они найдут тот мир заветный,

Где будем жить и я, и ты.  

 

                                                          сентябрь 1998 г.

 

Еще вчера он был живым

И, насмехаясь над судьбою,

Давал советы молодым

Как быть всегда самим собою;

 

Еще вчера он жить хотел

На этой тягостной планете,

Но много  сделать не успел,

С судьбой столкнувшись на рассвете.

 

Она пришла к нему порой,

Когда листва траву укрыла.

Теперь лежит во мгле сырой

Орел, столь рано сложив крылья.

 

                                                      октябрь 1998 г.

 

                  Стадо

 

Стадо баранов по тропке идет,

Блея и смерть завлекая,

Травку пожухлую мирно жует,

Большего счастья не зная.

 

Стадо баранов не видит пути – 

Только лишь спины друг друга.

«Думать так сложно, ведь проще идти

за кем-то по линии круга».

 

Стадо баранов идет в никуда:

Тропка срывается в бездну.

Думает каждый: «Я буду всегда,

Я никогда не исчезну».

 

                                                         октябрь 1998 г.

 

Я становлюсь от жизни зверем,

Мне выть так хочется порой,

Хожу голодный и чужой,

Стучусь, но заперты все двери.

Я, мысли страшные тая,

Желаю крови словно хищник

И удивляюсь: «Это ль я  –

Добряк и круглейший отличник?»

 

                                                  октябрь 1998 г.

 

              Наш путь

 

Мы сами выбрали свой путь

В  снегах  холодной высоты.

Теперь с него нам не свернуть

Позорно в праздные кусты.

Теперь не снять  венок стальной 

И не спуститься вниз, где свет.

Иной дороги просто нет

И нет судьбы уже иной.

 

                                                  ноябрь 1998 г.

 

Коммунисты с красным  флагом,

С лысым ликом Ильича

Вышли пламенным парадом,

Речи знойные крича,

Восхваляя то, что было

И ругая все, что есть.

(Покричать уж так любила

Наша Совесть, Ум и Честь).

 

Ненавидя яркость красок,

Возвеличив серый мир,

Обещали нам из сказок

Жизнь веселую как пир,

Жизнь без денег, жизнь по чести,

Без обид, обмана, лести,

Жизнь привольную, без дна.

Где, товарищи, она?

 

Коммунисты с красным флагом,

С лысым ликом Ильича

Выползают шумным стадом,

Что-то громко бормоча.

 

                                                   ноябрь 1998 г.

 

    Жестокость и мечта

 

Наш мир жесток, все  – суета,

Жестоки люди  и Господь,

Жестока жизнь, и лишь мечта,

Не зависть черная – не та,

Жестокость может побороть.

 

                                                        декабрь 1998 г.          

 

 

 

1999-2000>>

 


© Алексей Ефимов, 2013